Политика

ИноСМИ: Грандиозные планы Трампа на Россию

Президент Дональд Трамп прав: российско-американские отношения находятся на самом низком уровне за последние десятилетия, и эта реальность в основном является виной предшественников Трампа, занимавших пост президента после окончания холодной войны. Трамп сделал своей миссией реабилитацию нездоровых отношений. Я считаю, что администрация Трампа пытается увести Москву с условной орбиты Китая (на которой она находится с момента аннексии Крыма Россией в 2014 году — прим. автора) и вернуть ее в лагерь Запада.

Нет, Владимир Путин не симпатичный человек, и у него наверняка есть на руках кровь (как в переносном, так и в буквальном смысле — прим. автора). Но, как бывший президент Линдон Джонсон однажды сказал об Эдгаре Гувере, «лучше пусть остается внутри палатки и мочится наружу, чем снаружи — внутрь».

Кроме того, военная мощь России делает ее естественным региональным противовесом быстро растущему Китаю. Недавняя размолвка между Западом и Россией оттеснила Россию в лагерь Китая, тем самым обеспечив подъем Китая в Азии за счет устранения стоявшей перед ним российской угрозы. Трамп должен хорошо играть с Россией, чтобы вернуть ее, и лучше управлять кажущимся неумолимым ростом Китая.

История агрессии

В конце холодной войны между Соединенными Штатами и Россией сложились относительно дружественные отношения. Тем не менее, к 2004 году, когда Соединенные Штаты произвели свое первое тайное вмешательство в Украину (так называемая «Оранжевая революция» — прим. автора), Владимир Путин убедился, что Запад стремится уничтожить его режим и свести к минимуму российское влияние. В 2007 году Путин отправился на Мюнхенскую конференцию по безопасности и выступил с критической речью, осуждающей американский милитаризм на Ближнем Востоке и «двойную экспансию» НАТО и ЕС на периферию России.

Менее чем через год после этого Россия вторглась в Грузию, и российско-американские отношения погрязли во взаимных обвинениях и презрениях друг к другу.

После избрания Барака Обамы на пост президента в 2008 году между новым правительством в Вашингтоне и Москвой произошло потепление отношений. Президент Обама отказался повторять то, что он считал милитаристскими эксцессами бывшей администрации Джорджа Буша-младшего. Поэтому Обама обратился к России. Россия приняла его предложения.

К сожалению, «перезагрузка» отношений с Россией эпохи Обамы была не столько настоящей перезагрузкой, сколько односторонней капитуляцией перед Москвой. Новый договор Обамы о сокращении стратегических вооружений (широко известный как СНВ-III — прим. автора) ограничил модернизацию американских ядерных вооружений (а также их численность — прим. автора), но позволил России модернизировать свои ядерные силы. По словам Ларри Белла, договор также «уничтожил программы противоракетной обороны [Америки]». Тем не менее, это охладило напряженность.

Как в марте 2011 года писал для «Рейтер» Томас Гроув, «новый договор об ограничении ядерных вооружений между Россией и Соединенными Штатами усилил звучащие с обеих сторон заявления о том, что война между Москвой и Западом немыслима, и дает Кремлю возможность направлять больше ресурсов на восток».

Восточный вопрос России

Российский Дальний Восток — это обширная область страны, в которой находится основная часть ее жизненно важных природных ресурсов, однако в ней проживает лишь небольшая доля населения. Эта протяженная территория примыкает к самому густонаселенному и быстрорастущему потребителю природных ресурсов в мире — Китаю. Дэвид Голдман как-то сказал, что Китай рассматривает другие страны как хороший протеин для собственного потребления. Это справедливо и для российского Дальнего Востока.

В течение 30 лет мигранты китайского происхождения проникали на малонаселенный российский Дальний Восток и начали вытеснять коренных россиян. Российский Дальний Восток неизбежно станет частью Китая де-факто. Путин знает, что это происходит. Он отчаянно пытается удержать свои азиатские владения. Однако его способность охранять свои обширные границы ограничена относительно небольшими военными силами.

Мы знаем, что Путин намерен укреплять российский Дальний Восток. В настоящее время Москва направляет передовые мобильные системы береговой обороны К-300П «Бастион-П» и «Бал» на Курильские острова (которые она удерживает с 1945 года, несмотря на претензии Японии — прим. автора).

По данным Джеймстаунского фонда:

«Главная задача нового формирования — установление эффективного военного контроля над Камчаткой, Чукоткой, Курильскими островами, а также Японским и Охотским морями — должна выполняться за счет наращивания контрнаступательных возможностей Тихоокеанского флота России[.]… „Центром» этого проекта является город Елизово (расположенный неподалеку от Петропавловска-Камчатского). В настоящее время в нем размещается часть 53-й дивизии противовоздушной обороны. Это подразделение оснащено системами ПВО С-400 „Триумф» (СА-21 „Гроулер»), рядом беспилотных летательных аппаратов (БПЛА — с 2016 года, в том числе Орлан-10), 30 сверхзвуковыми самолетами-перехватчиками МиГ-31, вертолетами противолодочной обороны (ПЛО) Ка-27, а также эскадрильей самолетов морского патрулирования и ПЛО Ил-38».

К сожалению, Москва не может отвлечь достаточно сил от того, что русские считают более горячими точками в Европе и на Ближнем Востоке. Имея военный бюджет в размере 51 миллиард долларов на 2018 год, Москва просто вынуждена выбирать, защищать ли ей свой обширный, богатый ресурсами Дальний Восток от Китая или обороняться от того, что она воспринимает как враждебный Запад с его передовой военной машиной (вспомните: два последних крупных вторжения в российской истории — Наполеона и Гитлера — пришли с Запада — прим. автора).

Тихий океан гораздо более привлекателен (или должен таковым быть — прим. автора) для русского национал-империалиста, такого как Путин. Это дом для ряда самых динамичных экономик в мире; Тихий океан позволяет России наращивать военное присутствие в богатых ресурсами районах (в то же время наращивая обороноспособность для защиты проходов в арктические владения России, ключевой источник богатства страны — прим. автора). Продолжающаяся одержимость Европой или дальнейшая вовлеченность немощной Российской Федерации в племенную политику Ближнего Востока не отвечает долгосрочным стратегическим интересам Москвы.

Вашингтон должен признать эту реальность и строить более дружественные отношения с Москвой. Если это станет возможно, то Путин завершит формирование своей системы безопасности проблемной периферии России. Прочный союз между Соединенными Штатами, Европой и Россией поможет стабилизировать западную периферию России. Вместе с Соединенными Штатами (и Израилем — прим. автора) русские могли бы уничтожить оставшиеся опорные пункты террористов в мусульманском мире, который подпирает юг России. Тогда Россия могла бы полностью сосредоточиться на создании трудностей китайской великодержавной стратегии, активизировав свои позиции на Дальнем Востоке.

Такой шаг Соединенных Штатов коренным образом изменил бы то, что американский геостратег Збигнев Бжезинский называл «Великой шахматной доской». Это также надолго ослабит и уменьшит угрозу, которую представляет собой неконтролируемый рост Китая — не только для Соединенных Штатов и Азии, но и для всего мира.

Брэндон Вайхерт — геополитический аналитик, руководит изданием «Вайхерт Рипорт» (The Weichert Report: World News Done Right,) а также является автором «Американ Спектейтор» (The American Spectator» и редактором «Американ Грейтнес» (American Greatness«). Его материалы по теме национальной безопасности и работы Конгресса публиковались в «Рил Клиа Политикс» (Real Clear Politics), «Спейс ньюс» (Space News) и HotAir.com. Он был спикером «Си-Би-Эс ньюс» (CBS News.com), «Би-би-си» (BBC) и «Крисчен Сайенс Монитор» (Christian Science Monitor). Вайхерт, который ранее был сотрудником аппарата Конгресса, имеет степень магистра по государственному управлению и по вопросам национальной безопасности Института мировой политики в Вашингтоне, округ Колумбия, и в настоящее время работает над своей диссертацией в области международных отношений.

Источник: Newsland.com


Читайте также:

Top